Когда твое имя хэштег. В поисках идентичности

Я прочитала этот монолог скептика на вечере манифестов фестиваля «Мосты 2017». Предлагаю вам его полный текст.

В 1964 году Маршалл Маклюэн опубликовал работу «Понимание медиа. Внешние расширения человека», что сделало мало известного литературного критика одним из самых авторитетных авторов в области теории коммуникации. Книга ушла в прошлое, которое мы вспоминаем по первому синглу Битлов, полетам в космос, детям цветов, путешествиям внутрь себя и по всему миру.
Однако, это было одно из первых наглядных руководств по экологии средств массовой коммуникации, и, по сути, предсказанием, заявлявшем о переходе на стадию «технологической симуляции сознания», а именно того факта, что в долгосрочной перспективе особенности самого канала коммуникации начинают определять нас, наши мысли и действия значительно в большей степени, чем само содержание передаваемого по этому каналу сообщения. Но даже Маклюэн не мог предположить, что предложит человеческому сознанию Сеть.
Распространение информационных технологий, превращение деятельности по созданию, трансляции и потреблению информации в ведущую — вот значимые перемены, произошедшие в последние десятилетия.
Мы увеличиваем наши возможности с помощью удаленных глаз и ушей (веб-камеры и мобильные телефоны) и расширяем память за счет виртуальных облаков. Мы получили новые средства связи с миром и другими людьми. И это изменило наше восприятие мира и самих себя.

«Кто я?»

Ответ на этот вопрос теряет устойчивость. Самоопределение превращается в изделие краткосрочного пользования. В виде окна браузера мы получили своеобразную «волшебную палочку» и в зависимости от обстоятельств вольны выбирать свою идентичность, даже если выбор подменяет внутреннюю целостность дискретной ситуативной моделью. Поиск «единственно данной» идентичности вышел из разряда наших прерогатив, оказавшись досадным источником внутренних противоречий и конфликтов.

«Кто я?»

Вопрос не развития, вопрос комфорта. С помощью нескольких нажатий кнопки мыши мы формируем удобную среду самопрезентации, где имитация жизни выдается за ее насыщенность. Фильтры – вот новая парадигма восприятия. Алгоритмы, созданные для показа рекламы, – вот новые способы поиска себя.
Мы сами не заметили, как превратились в номадов, не выходя из дома: кочевники, но не мы ушли в пустыню, а пустыня пришла к нам. Мы засаживаем ее тысячами пластиковых цветов, убеждая друг друга, что это и есть жизнь. Мы кочуем по сети, придавая бесцельному скитанию вид целенаправленного движения, и убеждаем друг друга, что это и есть Путь со смыслом.

«Кто я?»

Виртуальная повседневность предоставляет ежесекундно множество объектов для идентификации. Быть заложником одного имени больше не имеет ценности, целостное восприятие жизни распадается на независимые друг от друга фрагменты, и, ограниченные лентой новостей, мы приучаем себя к комфортному избирательному реагированию, не замечая, что расширяем не свободу, а лишь ее иллюзию: трансформация мнимая, и наш шанс быть кем угодно лишь позволяет ловко уворачиваться от осознанного выбора встретиться с собой.
Мы оказались очарованы открывающимися возможностями, но не подготовлены к легкости смены ролевых моделей. Джереми Бейленсон, исследователь из Стэндфордского университета, наглядно продемонстрировал, что изменение высоты аватара приводит к изменению самооценки. Технологии стали нашим продолжением, наши индивидуальности могут быть изменены под воздействием причуд гаджетов.

«Кто я?»

Индивидуальное самоопределение в условиях бесконечно расширяющегося информационного потребления не делает выбор в пользу самости. Скорость, изменчивость, фрагментарность – враги идентичности, но определяющие черты Сети. Зигмунд Бауман, британский социолог, писал (цитата):

«Играть короткие игры, значит избегать долговременных обязательств. Отвергать любую фиксацию. Не привязываться к месту. Не обрекать свою жизнь на занятие только одним делом. Не присягать на постоянство и верность ничему и никому. Не контролировать будущее и ни в коем случае не закладывать его: следить за тем, чтобы последствия не выносились за рамки самой игры, а в случае чего не признавать своей ответственности».

Мы стали мобильными и не обремененённым длительными обязательствами. Все, что мы создаем, мы можем и изменить. Мы настроены на частоту калейдоскопической игры, наша реальность уже определяется коллажем, где события и люди смешиваются в непредсказуемых пропорциях. Чем сильнее очарование различными точками зрения, стилями, подходами и мнениями, то тем сильнее дезориентация, тем основательнее форты психологической защиты, ведь делая свои вставки в общее коммуникативное поле, мы должны быть готовы не только обнаружить, но и отстоять своё Я.
Мы ошибочно полагали, что одновременное сосуществования разнообразных точек зрения приведет к открытому диалогу, а получили лишь поток случайных комментариев, и поднятый кверху палец (жуткий анахронизм) вновь сделался мерилом права быть. Количество лайков – вот цена нашей самости. Мы снизили ожидания того, чем и кем может быть личность, оставляя в фокусе лишь удобные медиа фрагменты.
«Потеря своего Я может пройти у нас совершенно незамеченной, как если бы ничего не случилось, — писал Сёрен Кьеркегор, — Ничто не вызывает меньше шума — никакая другая потеря — ноги, состояния, женщины и тому подобного — не замечается столь мало».

Мы искали свободы от догм и фиксированных стандартов, но забыли, что не бывает свободы без неопределенности. Мы хотели отстаивать свою индивидуальность через бесконечную вариабельность субъективного выбора, а оказались в состоянии онтологической неуверенности, и пока нам ничего не остается, как метить хэштегами отчаянные попытки осмысления личностного существования.

«Кто я?» Тебя нет. Новый информационный дзен. Пора привыкать.


 

Манифесты на Мостах
Этот материал опубликован в СМИ